Юго-Восточная Азия не знает, что делать с мусором

Китайская политика «Национального меча» нанесла почти смертельный удар по мировой мусороперерабатывающей промышленности в размере 200 миллиардов долларов США, и последствия по-прежнему ощущаются в Юго-Восточной Азии, Европе и Северной Америке, пишет 15 июля обозреватель газеты South China Morning Post Карим Раслан.

«Развивалась целая „добрая экосистема“ мусорных баков, складов и мусоросжигательных заводов, чтобы позволить западным потребителям думать, будто они могут сохранять свои расточительные привычки, не нанося вреда окружающей среде. Это чепуха. На самом деле экосистема была работоспособна только до тех пор, пока китайцы были готовы импортировать отходы западного потребления: от опасных отходов до пластмасс и электронного мусора», — утверждает эксперт.

Когда в 2017 году китайцы осознали степень воздействия миллионов тонн отходов на их собственную окружающую среду, они передумали, и всё здание рухнуло. Западная идея о том, что утилизация этих отходов возможна, была разоблачена как мошенническая.

Теперь понятно, что переработка не бесплатна и не несет позитива для экологии. Это понимание проникает всё глубже в сознание азиатских руководителей.

Ранее в этом месяце Индонезия приняла решение вернуть 49 контейнеровозов с загрязненными отходами в США, Австралию, Францию, Германию и Гонконг. В мае Малайзия отправила обратно 3000 тонн пластика в 14 стран.

На самом деле страны Юго-Восточной Азии едва справляются со своим мусором, не говоря уже о западном, пишет Раслан, приводя в пример Индонезию. В столичном районе Большой Джакарты находится крупнейшая в регионе открытая свалка Бантар Гербанг, вокруг которой проживают 32 миллиона человек. Там, по оценкам, скопилось 39 млн тонн мусора, ежедневно прибывает еще по 7 000 тонн. К 2021 году, если не раньше, объем отходов достигнет 49 млн тонн.

South China Morning Post рассказывала ранее о гигантской свалке Газиапур на восточной окраине индийской столицы Дели, где бродячие коровы, собаки и крысы блуждают по огромному пространству дымящейся грязи. Газиапур по площади больше 40 футбольных полей, его высота, по словам главного инженера Восточного Дели Аруна Кумара, уже превышает 65 метров. Свалка выбрала свой ресурс еще в 2002 году, но из-за отсутствия альтернативы туда по-прежнему свозят отходы, и она продолжает расти ввысь почти на 10 метров в год.

«Технологии и глобальная интеграция подвели нас в этих вопросах», — констатирует автор. — «Экспортировать мусор, как это делали европейцы и американцы, лицемерно и обречено на провал. Одних только призывов к производителям и гражданам изменить свою практику или привычки недостаточно. Требуется полный пересмотр практики продажи и распределения в „быстро развивающихся потребительских отраслях“. Управление отходами будет лишь временным решением, если мы не перевоспитаем потребителей, производителей и розничных торговцев. Всё остальное потерпит неудачу, сметая мусор под ковер — или в Бантар Гербанг, увеличивая его гору».

ИА Красная Весна

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *