Шаг вперёд и два назад

Реформа обращения с мусором сломала действовавшую систему, но пока не предложила ничего нового

  • Автор: Егор ЩЕРБАКОВ

Центры приёма вторсырья во всех крупных городах, семь сортировочных комплексов, современные контейнерные площадки и флотилия новеньких мусоровозов на дорогах региона. Всё это Иркутской области должна дать реформа обращения с твёрдыми коммунальными отходами. Однако на первом году реализации она привела лишь к существенному росту платы за вывоз мусора, конфликтам регионального оператора ТКО с предпринимателями и слому системы, которая существовала и развивалась до того, как федеральные власти выступили с новой инициативой.

«Сюда по графику вывоза мусора заходили машины, здесь работала бригада, которая сортировала отходы, – директор ООО «САХ» Олег Ховатов указывает на широкий ангар без одной стенки, малую часть которого занимает аккуратно сложенный металлолом. – Металл вы сами видите. Картон свозили в приёмник, где прессовали и, когда накапливалось достаточное количество, грузили на фуры и отправляли на переработку. Кроме того, мы сортировали ПЭТ, пластиковую бутылку. Планировали перейти на стекло, но просто не успели». Ангар стоит на своём месте два года, сортировочное производство работало на протяжении четырёх лет. Из тех отходов, которые сюда привозили мусоровозы компании, ежемесячно отбирали 100–120 тонн картона и 8–10 тонн пластика – значительный объём, если учесть его малый вес. Сегодня на базе предприятия царит тишина, мусор здесь никто не сортирует – производство встало несколько месяцев назад. Причина в том, как реализуется реформа обращения с твёрдыми коммунальными отходами в Иркутской области.

«Нормативы, возможно, не совсем объективные»

Наш регион, стоит сказать, не относится к числу образцовых. Иркутской области нет в перечне 10 субъектов РФ, в которых реализуются лучшие практики обращения с мусором. По информации публично-правовой компании «Российский экологический оператор», которая составила рейтинг, в десятке лучших вообще не присутствуют регионы Сибири. Самая восточная в ней – Тюменская область. Выставляя ей оценку, эксперты РЭО учитывали активность взаимодействия органов власти с региональными операторами по обращению с твёрдыми коммунальными отходами, представителями отрасли и населением, ликвидацию несанкционированных свалок, а также строительство и ввод в эксплуатацию объектов инфраструктуры. К слову, самих региональных операторов оценивают отдельно по 12 показателям. В их числе финансовые источники развития инфраструктуры, отклонение утверждённых нормативов накопления мусора от того объёма, который образуется фактически, и претензии к их работе со стороны населения.

Здесь Иркутской области, увы, пока нечем похвастать. Начать с того, что действующие в ней нормативы существенно разнятся с реальными объёмами накопления. По словам соучредителя ООО «РТ-НЭО Иркутск» Артёма Мищенко, предприятие которого является региональным оператором на юге Приангарья, они отличаются в меньшую сторону. Так, за 11 месяцев 2019 года компания вместе с подрядчиками вывезла с контейнерных площадок в зоне деятельности почти 5 млн кубометров бытового мусора, тогда как в территориальной схеме обращения с отходами заложено 4 миллиона. «Превышение составляет миллион кубов, к концу года, скорее всего, превысим на два миллиона, – констатирует Мищенко. – Это говорит о том, что нормативы, на основании которых рассчитывалась схема, возможно, не совсем объективные. Надо понять, откуда образовался этот излишек отходов».

Погрешность карманного измерителя

Бизнесмены тоже говорят о необъективности действующих нормативов накопления отходов: с их точки зрения, те завышены. В мае в Иркутский областной суд поступил коллективный иск, который подали восемь предпринимателей, 16 фирм и муниципальная аптека из Ангарска. Они требуют признать недействительным приказ министерства жилищной политики, энергетики и транспорта Иркутской области, установивший нормативы накопления отходов для физических и юридических лиц. Предприниматели настаивают на том, что замеры, на основании которых те были рассчитаны, сфальсифицированы. «Мы собрали письма от тех, кто якобы в этих замерах фигурировал, – говорит член Общественной палаты Иркутска и председатель координационного совета общественного движения «Иркутская область за справедливую «мусорную» реформу» бизнесмен Алексей Жемчужников. – Они говорят: «У нас огороженная охраняемая территория, на которую без нашего ведома никто не мог зайти и провести замеры».

В ходе судебного разбирательства также выяснилось, что этим занималось ООО «Межрегиональное бюро кадастровых работ» из Калуги. Через Единый государственный реестр юридических лиц не так сложно обнаружить связь, пусть и не прямую, между ним и «РТ-НЭО Иркутск». Подозрения вызывает и другое обстоятельство. «Выяснилось, что региональное министерство ЖКХ поручило «РТ-НЭО Иркутск» провести замеры, на основании которых были установлены нормативы, – продолжает Жемчужников. – А это прямое нарушение федерального закона «О защите конкуренции»: передача хозяйствующим субъектам функций государственного органа недопустима». По этому поводу наш собеседник написал заявление в Управление Федеральной антимонопольной службы по Иркутской области. «Есть и другие нарушения, – поясняет он. – Мы понимаем, что договор с МБКР, у которого среднесписочная численность сотрудников составляет 12 человек, был подписан задним числом. Его якобы заключили 1 мая 2018 года, а расчёты по нему должны быть совершены не позднее 31 декабря 2019 года. Кроме того, «РТ-НЭО Иркутск», которое осуществляет регулируемый вид деятельности, провёл торги по этому контракту в обход федерального закона «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц».

Иркутский областной суд тем временем ещё 23 октября передал дело в Верховный суд РФ для изменения подсудности. Судья Александр Папуша аргументировал такое решение тем, что нормативы накопления отходов касаются всех организаций и жителей региона без исключения, поэтому он не может быть беспристрастным при рассмотрении этого вопроса. Однако Верховный суд возвратил дело в первую инстанцию. Судья в Иркутске тем не менее ещё раз попытался изменить территориальную подсудность, направив его в Восьмой кассационный суд общей юрисдикции в Кемерове. «Вернётся оно, наверное, в феврале», – предполагает Жемчужников. И обращает внимание на то, что подобной практики нет ни в одном регионе России: суды в Пермском крае, Астраханской, Кировской и Ульяновской областях рассмотрели аналогичные иски по месту своего нахождения.

Более того, у Иркутского областного суда не возникло никаких сложностей, когда он рассматривал дело об отмене методических указаний регионального министерства жилищной политики, по которому предприниматели могли платить за вывоз и утилизацию фактически образовавшегося объёма отходов только в том случае, если был организован их раздельный сбор. Арбитражный суд Иркутской области точно так же без проблем рассматривает иски предпринимателей к региональному оператору, равно как и заявления последнего. К примеру, 18 декабря он утвердил мировое соглашение между фирмой «Сервико» и «РТ-НЭО Иркутск», по условиям которого «мусорный» оператор в конечном итоге заключил соглашение о плате за отходы по их фактическому объёму.

Такое же решение было принято и по аналогичному иску ООО «Байкал Моторс». При этом Иркутское УФАС обязало регионального оператора устранить имеющиеся нарушения антимонопольного законодательства и взимать плату с предпринимателей, исходя из фактически образованного объёма мусора. Если, конечно, это прописано в договорах с ними.

«Остановили машины – тут они появились»

На фоне упомянутых разбирательств Мищенко неоднократно заявлял, что «РТ-НЭО Иркутск» старается «действовать в рамках [официальных документов]» и не подавать в суды на должников. «Нас часто обвиняют, что мы пытаемся собрать огромные деньги с предпринимателей, – сказал он, в частности, на совещании в Законодательном Собрании Иркутской области 5 декабря. – На самом деле, если бы такое желание было, мы бы сейчас оформили кучу судебных приказов и собрали деньги, которые возвращали бы в течение двух лет. Мы этого не делаем». Однако в картотеке арбитражных дел за 2019 год значатся 28 исков от регионального оператора к индивидуальным предпринимателям и фирмам. Большинство из них подано на управляющие компании и товарищества собственников жилья. Требования по 27 искам превышают 31,4 млн рублей. В пяти случаях арбитраж их удовлетворил. Максимальная сумма – свыше 22,2 млн рублей – взыскана с АО «Восточное управление ЖКС», которое обслуживает 750 многоквартирных домов в Иркутске.

При этом по действующей схеме начисления региональному оператору по состоянию на 1 октября недоплатили 550 млн рублей. По крайней мере, такую сумму Мищенко называл на ноябрьских депутатских слушаниях в Думе Иркутска. Но у «Российского экологического оператора», когда он подвёл итоги первого года «мусорной» реформы, его финансовое состояние опасений не вызвало. «РТ-НЭО Иркутск» точно нет в числе 20 региональных операторов из тех 17 субъектов РФ, где существует риск прекращения оказания услуги по вывозу отходов. Чего не скажешь про контрагентов компании. «В августе был сбой, больше связанный с процессом выборов [в Думу Иркутска], чем с работой, – рассказывал Мищенко в ноябре. – Потому что [для этого] не было объективных предпосылок». В действительности же они были. «К 1 августа задолженность регионального оператора перед нами достигла примерно 70 миллионов рублей, – говорит заместитель директора по работе с контрагентами ООО «САХ» Сергей Корнилов. – Нам просто не на что было заправлять машины и платить людям зарплаты. Один раз обращались [в «РТ-НЭО Иркутск»], второй – тишина. Остановили машины – тут они появились».

Если быть точным, то 72 млн рублей региональный оператор задолжал трём компаниям-подрядчикам, которые непосредственно вывозили мусор с контейнерных площадок: «САХ», ООО «Иртранском» и ООО «Пётр и компания». О рисках того, что вывоз отходов может быть прекращён, они предупреждали трижды – 19 апреля, 18 июня и 30 июля. «Нам платили понемногу, – отмечает Корнилов. – Но перед каждым подрядчиком в среднем накоплена задолженность за два месяца. Мы были вторыми, кто прекратил работу в Иркутске: ещё одна организация, поменьше нашей, не выдержала и встала ещё в мае». В итоге региональный оператор сам взялся за вывоз отходов. Сегодня в его взаимоотношениях с подрядчиками разбирается арбитраж. Нарушений в деятельности компании «САХ» не обнаружило ни одно надзорное или силовое ведомство, которое проверяло её за время, прошедшее с августа.

План сверх нормы

«Мы работали по тарифу 308 рублей с копейками [за кубометр], – продолжает Корнилов. – Нам этого хватало: было развитие, технику меняли, новые контейнеры устанавливали». Действующие тарифы ООО «Региональный северный оператор» из Братска составляют 605,62 рубля за кубометр для населения и 504,68 рубля для всех остальных. При этом с 1 января 2020 года они будут снижены до 504,99 рубля за куб для всех категорий потребителей. На юге региона, где работает «РТ-НЭО Иркутск», вывоз кубометра мусора для предпринимателей стоит 464,8 рубля, для населения – 557,76 рубля. В тарифах при этом нет инвестиционной составляющей – об этом Мищенко заявил на парламентских слушаниях, отвечая на вопрос председателя комиссии по транспорту, связи и охране окружающей среды Думы Иркутска Алексея Савельева. «Любая инвестиционная программа привязывается к земельным участкам, – пояснил он. – Ни одного участка на сегодняшний день нам не предоставили, мы их только отбираем. После этого мы должны сделать проектно-сметную документацию и согласовать инвестиционную программу».

При этом в планах регионального оператора на ближайшее будущее – строительство только в Иркутске двух ресайклинг-центров, где будут принимать на переработку вторсырьё, ртутные лампы, автомобильные шины, строительный мусор и тому подобное. В дальнейшем ещё десять должны появиться во всех крупных городах области. Необходимо также создать восемь полигонов для твёрдых коммунальных отходов, один из которых скоро начнут обустраивать в Слюдянском районе. Ещё два полигона, расположенных в Черемховском и Казачинско-Ленском районах, уже оборудованы, но в эксплуатацию их планируют сдать в следующем году. К этому следует добавить семь мусоросортировочных комплексов. «Все эти планы – это не только мы делаем, но и субъект РФ, и муниципалитеты», – уточняет Мищенко. Самому «РТ-НЭО Иркутск» при этом необходимо приобрести 11 магистральных мусоровозов, предназначенных для перевозки значительных объёмов отходов на большие расстояния, и 57 обычных.

Помимо этого, по словам Мищенко, нужно оборудовать около 4 тысяч контейнерных площадок, установив на них примерно 15,5 тысячи контейнеров (при том, что в зоне действия оператора уже есть 12 тысяч площадок на 32 тысячи контейнеров). Это в принципе превышает потребности юга Иркутской области, если определять их по санитарным правилам содержания населённых мест. Согласно этому документу, количество контейнеров определяется численностью населения, которое ими пользуется, нормами накопления отходов и сроками их хранения. Норматив, действующий в Иркутской области, составляет 2,1 кубометра отходов в год на человека. В зоне ответственности «РТ-НЭО Иркутск» проживает немногим менее 1,75 млн человек (при этом 14% из них не обеспечены даже первичной инфраструктурой). Если предположить, что мусор от всех них вывозят ежедневно – для этого, согласно правилам, среднесуточная температура должна превышать 5 градусов тепла, в холодное время года коммунальные отходы можно хранить до трёх дней, то потребуется немногим более 13,2 тысячи стандартных контейнеров объёмом 0,75 кубометра. Для всей области, к слову, хватит 18,4 тысячи таких баков с учётом тех, что уже установлены. За скобками остаётся бизнес, однако у большинства сравнительно крупных компаний есть собственные площадки, а объём отходов со стороны мелких фирм и индивидуальных предпринимателей не так велик. Мищенко, впрочем, указывает на то, что действующий СанПиН был издан в 1988 году и не учитывает реалии современного общества потребления, при которых мусора образуется существенно больше. «Мы в своё время почти весь город успели перевести на современные пластиковые контейнеры, – возражает Ховатов. – Сегодня 70% баков, которые мы расставляли, региональный оператор привёл в негодность. На их месте устанавливают 0,75-кубовые контейнеры – это шаг назад».

Начать с себя

Несмотря на планы по развитию инфраструктуры, тарифы на обращение с твёрдыми коммунальными отходами для «РТ-НЭО Иркутск» в следующем году увеличатся незначительно. С 1 июля они составят 576,05 рубля за кубометр для населения и 480,04 рубля для всех остальных. На севере области, который обслуживает «Региональный северный оператор», будет действовать единый тариф для всех потребителей, так что для физических лиц плата за вывоз и утилизацию мусора даже снизится. Обращение с отходами в первом полугодии там обойдётся в 504,99 рубля за кубометр, с 1 июля в течение года будет действовать ставка в 519,04 рубля за «куб».

Министерство жилищной политики при этом изменило схему расчёта. В 23 муниципальных образованиях Иркутской области, в число которых входят Ангарский городской округ, Байкальск, Братск, Железногорск-Илимский, Саянск, Тайшет, Усолье-Сибирское, Усть-Илимск и Черемхово, плата за мусор будет определяться, исходя из количества проживающих в доме или квартире. В частных домах в Иркутске и Молодёжном будет действовать такая же схема, а в многоквартирных зданиях сохранится расчёт по площади квартиры. Других нововведений, которые затронули бы жителей и предпринимателей региона, пока нет.

Результаты первого года реформы, сколь сложной она бы ни была, для региона сложно назвать положительными. Из 5 млн кубометров мусора, которые были вывезены с юга Иркутской области, было рассортировано только 160 тыс. «кубов» – 3%. Их них извлекли всего 4,5 тыс. кубометров вторсырья. Инфраструктура для приёма крупногабаритных отходов создана только на 2%. А площадки для раздельного сбора мусора региональный оператор юга Приангарья создал только у трёх многоквартирных домов. Ещё 51 площадкой пользуются юридические лица. «Эксперимент неплохой, но мы пришли к тому, что население не готово разделять отходы, – заключает Мищенко. – У нас были баки с замками: замки срывают, в контейнеры высыпают обычный мусор. Даже если мы поставим по всему региону баки для раздельного сбора, сдвига не будет». Те участники рынка, которые работали на нём до реформы и возникновения региональных операторов возражают. «Может, следует с себя начать, а не с жителей? – замечает Корнилов. – Людям надо объяснять, зачем вы это делаете. В Германии в каждом доме стоят контейнеры для разных видов отходов, которые машины забирают в разные дни. Затем на сортировочных заводах люди, одетые как космонавты, все ещё раз перебирают и отправляют на переработку. Они не сразу к этому пришли, не с первого же дня. Если человек всю жизнь делал так, то ты его за неделю не научишь поступать по-другому. Но надо стараться».

Источник

Добавить комментарий