Нацпроект «Экология» с точки зрения общественного контроля

Зампред Общественного совета при Минприроды РФ, эксперт Центра ПРИСП

Зампред Общественного совета при Минприроды РФ, эксперт Центра ПРИСП Александр Закондырин – о том, с какими результатами, спустя год с начала реализации нацпроекта «Экология», страна шагнула в новый 2020-й год, и какой при этом вклад внесли общественники.

Проблемы есть

Сейчас есть определенные проблемы с кассовым исполнением нацпроекта. В этом году деньги освоены всего на одну треть, и это, безусловно, вызывает беспокойство с точки зрения исполнимости каждого федерального проекта и достижения целевых показателей. Если деньги не осваиваются, это говорит о том, что, возможно, нет проектно-сметной документации, в которой заложены конкретные мероприятия и, соответственно, на них бюджет. Надеемся, что в наступившем году дисциплина работы чиновников будет выше, а для того, чтобы она была выше, конечно, нужен механизм общественного контроля, чтобы за этим внимательно следили.

Только через контроль общества видится повышение эффективности, которая приведёт к достижению целевых показателей и заодно решит проблемы, которые являются ключевыми для национального проекта в целом. Таким образом, роль общественников значительная.

Тем более, что есть успешные примеры общественного участия – особенно много их в сфере обращения с твердыми коммунальными отходами. Именно через общественность было привлечено пристальное внимание к таким объектам накопленного экологического вреда, подлежащим рекультивации, как Белое море, Чёрная дыра, Игумново. Благодаря значительной роли общества, этими свалками начали заниматься. А то еще десять лет бы ушло, и никто бы там ничего не делал. А сейчас работы уже завершаются.

Примерно такая же ситуация с полигоном Кучино: сейчас его принимают, и министерство природы отчиталось, что работы по рекультивации объекта практически завершены. Но представители местного сообщества считают, что завершены не в полной мере.

Деньги тратить стало сложнее

Из-за усложнения процедуры контроля деньги тратить стало сложнее: Счётная палата, и прокуратура наблюдают за реализацией нацпроекта. И поэтому субъекты осторожно подходят к освоению денег, с полным соблюдением законодательства.

Что касается участия общественников, то чиновникам придётся считаться с объективной реальностью. Не построен мусоросортировочный завод – значит, не построен. Не рекультивирована свалка – значит, не рекультивирована. Не проведена реабилитация водного объекта – значит, не проведена реабилитация водного объекта. Роль общественности очень большая, потому что то, что они видят в реальности, они хотят видеть и в чиновничьих отчётах – региональных и федеральных. Иначе говоря, люди хотят видеть в бумагах, которыми отчитываются местные власти, то, что есть в реальной жизни.

Системный эффект

Те подвижки, которые происходят, не изменят общую ситуацию мгновенно, но в совокупности и со временем дадут ожидаемый результат. Как, например, строительство и модернизация очистных сооружений на Волго-Ахтубинской пойме не скажется одномоментно на качестве всех водных ресурсов Волги, но, тем не менее, будет общий системный эффект.

Идея наилучших доступных технологий (НДТ) включает в себя лучшие практики, которые есть в России, адаптированные под российскую реальность. То, что наши справочники не соответствуют справочникам европейским происходит по простой и объективной причине: за рубежом другие требования. А у нас и промышленность другая, не европейская. Один из ярких тому примеров – отечественная алюминиевая промышленность. Мы её будем модернизировать, у нас своя национальная специфика. Если говорить, что ничего в этом плане не делается, то это неправда. На многих заводах, например, в Красноярске – небо и земля по сравнению с тем, что было в советское время.

Атмосфера в промышленных городах также изменилась в лучшую сторону: воздух в Нижнем Тагиле уже не является, по данным Росгидромета, грязным. Однако это не значит, что в промышленном городе стало жить, как на курорте, но то, что ничего не делается – это неверно, делается очень много. И есть много позитивных результатов, которые накоплены в течение какого-то количества времени. Это труд не одного региона или министерства, это труд самих предприятий, организаций, региональных властей. И очевидно, что в этих положительных изменениях роль общественности очень велика.

Российская реальность

Хотя даже при промышленной модернизации некоторые проблемы остаются. В том же Красноярске проблемы с угольными котельными. Остается недоумевать, почему наша страна, владея такими запасами природного газа, не может газифицировать страну глобально? Такая российская реальность. Есть куда стремиться.

Сейчас с нуля организовываются новые отрасли. Не было в Советском Союзе никакой схемы обращения с отходами. Да и экологией раньше, по большому счёту, никто не занимался. К примеру, то, что заводы оказались внутри городов, получилось потому, что вокруг завода организовывали рабочий посёлок. Ставили его поближе к производству – тогда никто не думал про санитарные защитные зоны. Нижний Тагил — как одно из последствий такой планировки. Весь город живёт в санитарной зоне завода, и по-хорошему людей оттуда надо отселить. Но это малореально, что мы всем купим новые квартиры – за счёт регионального или федерального бюджета, я уже не говорю про муниципальный.

Нынешний нацпроект «Экология» – это серьёзная национальная задача по улучшению экологической ситуации. Работа только начинается, и никогда она не носила системный характер, как она носит сейчас.

Не нужно относиться ко всем целям национального проекта, как к истине в последней инстанции, в том смысле, что именно этих показателей надо достигнуть. Это во многом лишь вектор направления развития.

Результаты будут!

Успешность мусорной реформы видится в создании цивилизованной системы обращения с отходами, как во всем остальном развитом мире. И примером тому может быть западная модель. У нас есть определенная проблема, что мы делаем это с большим опозданием. В Европе это происходило в течение 20-30 лет. А мы должны достичь показателей, к которым в Европе шли так долго – за 5 лет. Хотя мы, как и европейцы, мусорим одинаково, но тратим на мусор меньше, потому что мы и зарабатываем тоже меньше.

В целом я настроен оптимистично, потому что государство впервые за многие десятилетия современной истории России начало серьёзно заниматься экологической проблематикой. И в этом плане первый год реализации национального проекта показывает, что руководством страны выбрано правильное направление, которое будет реализовано и будут результаты.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *