russian-flag-large

Модернизация производства снижает нагрузку на природу

О том, какую работу проводит ЕВРАЗ по защите окружающей среды и почему вкладывает миллиарды в новые экологичные технологии, “РГ” рассказывает директор ЕВРАЗа по координации природоохранной деятельности Максим Епифанцев.

Максим Александрович, опровергните, пожалуйста, тезис, что современная металлургия – это копоть, пыль и вредные выбросы.

Максим Епифанцев: У нас произошли серьезные изменения. К примеру, выбросы Нижнетагильского металлургического комбината (ЕВРАЗ НТМК, Нижний Тагил) сократились в четыре раза: в 1988 году составляли 288,6 тысячи тонн, а в 2018 году – 65 тысяч. В ходе модернизации, стартовавшей в 2000-х годах, на комбинате вывели из эксплуатации около 20 грязных производств, заменив их современными. Модернизация также затронула и 13 грязных производств Объединенного Западно-Сибирского меткомбината (ЕВРАЗ ЗСМК, Новокузнецк, Кемеровская область).

При реализации новых проектов изучаются лучшие технологии, решения принимаются исходя из задач достижения как экономического, так и экологического эффекта. Доменная печь N7, запущенная на НТМК в прошлом году, сейчас лучшая в Европе, только на газоочистные сооружения для нее потрачено 760 миллионов рублей. Наши комбинаты первыми в России внедрили технологию вдувания пылеугольного топлива (PCI). Она повышает эффективность производства, более экологична и включена в справочник по Наилучшим доступным технологиям (НДТ).

"Фото:
На кадастровом учете стоят всего 60 процентов городских лесов

После отказа от мартеновского способа промышленной плавки количество вредных выбросов автоматически стало меньше, но ведь проблема все равно остается. Как вы ее решаете?

Максим Епифанцев: Прежде всего это переход на НДТ. К примеру, на аглофабрике Западно-Сибирского комбината в конце 2018 года завершилась реконструкция газопылеулавливающих систем, которые работают на базе рукавных фильтров, что позволяет эффективно улавливать пыль и возвращать ее в производство. Проект обошелся в 430 миллионов рублей, а эффект от его реализации – снижение выбросов в атмосферу более чем на 400 тонн в год.

Сейчас мы плотно занимаемся модернизацией коксохимпроизводства. Оба комбината планируют отказаться от старых систем конечного охлаждения коксового газа – основного источника выбросов коксохимпроизводства. Суммарная стоимость перехода на более современную технологию составит около 2 миллиардов рублей.

На ЕВРАЗ ЗСМК реализуется еще один серьезный проект – строительство системы сероочистки на агломерационном производстве. Комбинат потребляет железорудное сырье, добываемое нашими предприятиями в Кузбассе. Это эффективная цепочка, но есть одно “но” – чем глубже залегает руда, тем больше в ней серы, при выжигании которой в атмосферу поступает двуокись серы. Технические решения этой проблемы прорабатывали более двух лет, анализируя международный опыт. В итоге была выбрана наилучшая доступная технология системы сероочистки, которой будут оснащены все три агломашины комбината. Инвестиции могут составить до 3 миллиардов рублей, период реализации проекта 2019-2024 годы.

В России требования к качеству сточных вод для промышленности жестче, чем для питьевой воды в бутылке! Например, по сульфатам – 100 миллиграммов на литр против 500 мг в питьевой воде

Это немалые инвестиции, особенно если учитывать, что непосредственной экономической отдачи от них не ожидается.

Максим Епифанцев: Да, все перечисленные проекты затратные и по времени, и по ресурсам, но они крайне важны. Об их значимости может свидетельствовать то, что все они включены в нацпроект “Экология”. Как вы знаете, два города нашего присутствия – Нижний Тагил и Новокузнецк – попали в перечень городов, где в соответствии с указом президента РФ “О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года” предстоит снизить объем выбросов загрязняющих веществ не менее чем на 20 процентов от уровня 2017 года. Мы разработали мероприятия, которые вошли в федеральный проект “Чистый воздух” нацпроекта “Экология”. И сейчас ЕВРАЗ готовится к подписанию четырехсторонних соглашений об их реализации с правительством субъектов Российской Федерации (Кемеровская и Свердловская области), минприроды и Росприроднадзором России.

Устойчивое развитие, на которое ориентируется ЕВРАЗ, подразумевает не только снижение выбросов, но и ограничение потребления ресурсов. Как с этим обстоят дела?

Максим Епифанцев: С 2011 года мы реализуем водоохранную программу. Результат – снижение потребления воды вдвое, до 226,5 миллиона кубометров в год по всей компании.

"Фото:
На Южном Урале готовы к введению квот на дым

Если говорить о потреблении энергоресурсов, то приведу две экологические цифры, которые отражают динамику наших предприятий: “прямые” выбросы парниковых газов, то есть те, которые напрямую связаны с сжиганием топлива, с 2013 по 2018 год сократились на 18 процентов, а “косвенные” выбросы, ассоциируемые с закупкой электро- и теплоэнергии, – на 48, в том числе благодаря реализации программ энергосбережения.

В последнее время у нас уделяется много внимания переработке отходов, в том числе и промышленных. Что со шлаком делаете?

Максим Епифанцев: Раньше шлак наших комбинатов вывозился в отвалы. Но уже в 1990-х заводы стали в приличных масштабах заниматься переработкой отходов. В 2011 году ЕВРАЗ поставил цель достичь стопроцентной переработки отходов на заводах (в 2010 году этот показатель был 96,5 процента). В результате в 2015 году переработали 126,3 процента шлака, то есть больше, чем образовывали. Таким образом предприятия начали вовлекать в производство шлак, который образовывался в предыдущие годы. В 2018 году этот показатель составил 111 процентов.

В этом направлении нужна совместная работа: для использования остающейся после извлечения металла щебеночно-песчаной смеси необходимы крупные инфраструктурные проекты в регионах. Что же касается стратегии управления отходами, у нас стоит приоритетная задача настраивать технологии так, чтобы производить продукцию без этапа образования отхода.

Какой вклад в охрану окружающей среды вносят предприятия добывающего сектора компании?

Максим Епифанцев: Добыча всегда связана с образованием крупнотоннажных отходов, это вскрышные и вмещающие породы. В 2018 году мы использовали для отсыпки дорог и рекультивации нарушенных земель 26,7 процента таких отходов и прорабатываем возможности увеличения этой цифры в будущем. Хочу отметить, что сейчас в правительстве РФ ведется обсуждение поправок в законодательство, предусматривающих исключение обязательного регулирования процессов обращения со вскрышными и вмещающими горными породами, при этом предполагается обязанность недропользователя по вовлечению в хозяйственный оборот.

"Фото:
Челябинскую свалку рекультивируют

Что касается сбросов, то для добычи 1 тонны угля в Кемеровской области необходимо выкачивать из-под земли 2 кубометра воды, чтобы обеспечить безопасность работы шахтеров. Эту воду приходится сбрасывать в реки, и наша основная задача, чтобы она соответствовала нормативам. Невероятно, но требования к качеству сбрасываемых сточных вод для промышленности жестче, чем для питьевой воды в бутылке! Наши нормы, пожалуй, самые жесткие в мире. Например, у нас норматив содержания сульфатов в сточных водах – 100 миллиграммов на литр, при этом норма СанПиНа для питьевой воды – 500 миллиграммов. Для сравнения, в США для предприятий установлен норматив 500 мг, а в Индии – 1000. По железу примерно та же картина: 0,1 мг в стоке, 0,3 мг – в питьевой воде (для США норма – 1,0 мг, для Сингапура – 20 мг). Естественно, мы много средств вкладываем в очистку воды. У нас действует программа модернизации очистных сооружений угольных предприятий, уже около 1 миллиарда рублей на это потратили и в течение 2-3 лет потратим еще примерно столько же.

Каковы объемы природоохранных инвестиций ЕВРАЗа?

Максим Епифанцев: Сложно отделить экологическую составляющую от производственной после того, как в России приняли законодательство о НДТ и техническом нормировании. Сейчас рассматриваются затраты не только на газо- или водоочистку, но и на оборудование с минимальным побочным эффектом для окружающей среды.

Для себя мы определяем такой порядок. Первое – это затраты на соответствие операционной деятельности экологическому законодательству, в 2018 году они превысили 1,9 миллиарда рублей, и эта сумма держится на одном уровне последние года. Второе – инвестиции на улучшение экологических показателей, в 2018-м они составили 2 миллиарда, и мы планируем увеличить эту сумму, в том числе за счет реализации мероприятий, вошедших в нацпроект “Экология”. Наши инвестиции в рамках нацпроекта превысят 6,3 миллиарда рублей!

Компания принимает участие в каких-то экологических акциях?

Максим Епифанцев: Конечно. Совместно с муниципалитетами проводим социально-экологические акции, привлекаем к ним волонтеров из числа наших работников и членов их семей. Например, в прошлом году 3,5 тысячи деревьев посадили. Также реализуется инициатива “Вторая жизнь деревьям” – когда мы начинаем осваивать новые участки месторождений, молодые деревья выкапываем и пересаживаем в городах.

В прошлом году выпустили в реки и озера более 72 тысячи мальков белого амура, муксуна и нельмы. Среди других мероприятий – экологические субботники, экоквест “Чистые игры”, акции “Рекам – чистые берега”, “Живи, родник”. Эти акции помогают объединить неравнодушных к природе сотрудников ЕВРАЗа, их семьи и жителей городов присутствия нашей компании.

Источник

 

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>