Рекомендуем к прочтению

«Ем на помойке и учусь на дизайнера»

Почему фриганы борются с безудержным потреблением.
Овощи, которые острудники супермаркета вынесли на улицу. Фото: соцсети
Не спешите обзывать бомжом человека, который роется в пищевых отходах. Кому-то действительно нечего есть и носить, а кто-то делает так из ненависти к обществу потребления. Фриганы — так они себя называют — принципиально отказываются покупать то, что можно иметь и так. Этот тренд зародился еще в 1960-е в недрах американского анархо-экологического движения, а к началу XXI века докатился до нас. Наши, как и американцы, за экологию и против безудержного потребления. Но в России это еще и социальный симптом: общество зажралось, между богатыми и бедными — пропасть. Одни выкидывают на помойку новые вещи и пригодные к употреблению продукты. Другие ходят в обносках и голодают. А между тем того, от чего воротят нос богатые, хватит на всех и еще останется.
«Ты спасаешь планету от перепотребления очередной полезной тебе штуки»
Дарина Штей, Москва

«Я фриган уже много лет, началось с того, что я еще лет в тринадцать у помойки увидела клетку для хомяка, которую использовала потом как дополнительный этаж для своих домашних крыс.

Теория о перепотреблении пришла позже, когда я познакомилась с проектом Svalka me (Секонд-стор и винтаж-маркет). Раньше я считала, что просто некруто, когда нужная мне вещь валяется в помойке, а теперь это часть моего экологичного мировоззрения. Ты спасаешь планету от перепотребления очередной полезной тебе штуки», — рассказывает Дарина.

Перепотребление — это потребление, которое превышает нормальные потребности и приводит к резкому уменьшению ценности потребляемого.

«Родители меня не то чтобы поддерживают, но и не порицают, сами окна с помойки таскали и тепличку делали. Во время самоизоляции я жила, как раньше, только выходила за “фригой” исключительно ночью».

Сейчас Дарине 22, и за годы фриганства к ней переехала акустика, бас-гитара, электроорган, виниловый проигрыватель, пластинки, много техники и даже акустическая система для айфона.

Несколько лет назад она открыла бар-кофейню, интерьер которой был полностью сделан из «фриги». По сути, бар (сейчас он закрыт из-за разногласий с арендодателями) был чем-то вроде антикафе.

«Мы там занимались благотворительностью, кормили, лечили и пристраивали бездомных животных. Кроме того, у нас был первый в России общественный холодильник (такие холодильники распространены, например, в Германии), где каждый мог оставить ненужную ему еду, а тот, кто в ней нуждался, — забрать. Обменивались ненужными вещами, забирали те, что оставляли другие».

Сейчас Дарина и ее приятели состоят в коммуне, где пытаются максимально автономизироваться от государства, взаимодействовать с ним по минимуму. Фриганство — одна из практик, которая помогает получить им эту автономию.

«Фриганизм — это абсолютная свобода»
Михаил Кондратенко, Москва

«Сегодня на меня напал охранник, и я потерял половину добычи. Они не имеют права так делать, но делают. А нужно срочно конфеты для пиньяты (игрушка, заполненная сладостями. — Ред.) на открытие коммуны», — говорит Михаил Кондратенко.

Когда его просят рассказать про «фригу», он обычно отказывает, потому что на ТВ фриганизм показывают «в фриковском стиле, в качестве развлечения для обывателя».

По словам Михаила, участвовать в таких съемках в его сообществе считается неэтичным.

Михаил занимается фриганизмом уже три года. Он приехал из родного Ноябрьска в Москву автостопом. В фриганизм, как и многие его друзья, пришел через панк-рок. «Причины, по которым стал фриганить, типичные: это выгодно, экологично и интересно (происходит множество интересных историй, знакомств)».

Обычно Михаил собирает еду из дорогих магазинов, целевая аудитория которых — люди с зарплатой выше 100 тысяч на человека в семье. В «Пятерочки» и подобные магазины заходит редко. «Есть магазины, которые каждый день выкидывают 30 кг продукции, в которых присутствуют товары всех категорий».

«Я работаю, но не постоянно. Не учусь. Доход всегда разный. Сейчас делаю сладкую вату. Также работаю курьером или тестирую на себе лекарства за деньги. На фриганстве деньги коплю. Хотелось бы создать какое-то небольшое производство.

Во время самоизоляции я не изолировался, а работал междугородним курьером. Доставлял на поезде лекарства людям, больным редкими болезнями, в разные города России. Чтобы сэкономить, еду в поездку приходилось собирать по фриге. В самоизоляцию главной трудностью было оформить пропуск, чтобы доехать за “фригой”».

«На деньги от фриганства я купил себе минивэн»
Александр Буханкин, Петербург

Александр — фриган с десятилетним стажем. К такому образу жизни пришел из-за легкого заработка: можно брать все, что имеет ценность для дальнейшей перепродажи.

«Чаще всего беру электронику, цветной металл и брендовые вещи. Перепродажа ведется на Авито. Брендовые вещи можно найти не всегда, но довольно часто.

Если собираешься фриганить, нужно быть готовым к конкуренции и недовольным местным жителям, а еще лучше купить оружие, чтобы выжить, — советует Александр, — конкуренция есть даже в небольших селах и деревнях, а в Питере — подавно.

Решил заняться фриганством просто так, мол, бомжи же выживают, вот и я попробую.

Теперь не работаю, так как зарабатываю с находок 15–20 тысяч в месяц, ранее зарабатывал 12,5, работая простым офисным работником.

На деньги от фриганства купил себе минивэн для перевозки крупных находок. Занимаюсь этим каждый день, примерно по 2–3 часа. Самоизоляцию я не соблюдал, ходил в обычном режиме без маски и перчаток».

«К сожалению, в регионах это обычная ситуация»
Дмитрий Ашайкин, Иркутск

Дмитрий пришел к фриганизму благодаря своим друзьям панкам и рокерам.

«А позже и сам стал часто ходить на помойки, это приносило кучу хороших вещей и хорошей еды. Занимаюсь этим два года, беру вещи, которые можно продать, и продукты, если они не испортились. Одна из причин моего образа жизни — маленькие зарплаты в регионах, кредиты и ипотека моих родителей.
Мне пока что семнадцать лет. Мама и отец тоже могут забрать микроволновку или обои с помойки для дачи, что касается продуктов, они их просто покупают в магазине».

Общий заработок родителей Дмитрия, которые работают на заводе, составляет 44 тысячи рублей.

«Фриганизм экономит и дает возможность жить, когда совсем туго с финансами. К сожалению, в регионах это обычная ситуация».

По словам Дмитрия, в Иркутске, городе с 800-тысячным населением, примерно 700 человек продвигают идеи фриганства. «Да, это много, но общих сходок у нас нет. Фриганизм в Иркутске не популярен, но если ситуация в стране не будет меняться, нас станет больше!»

Подробнее>>

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>