Что не так с переработкой мусора?

Идет ли речь об уменьшении количества токсичных отходов, сокращение — это основной принцип экоэффективности. Но сокращение не прекращает истощение и разрушение, а лишь замедляет их.

Другая стратегия уменьшения количества отходов — это сжигание, которое часто воспринимается как более здоровое, чем захоронение мусора, и рекламируется сторонниками энергоэффективности как «превращение отходов в энергию». Но поскольку эти материалы никогда не предназначались для безопасного сжигания, они могут выделять при сгорании диоксины и другие отравляющие вещества. В Гамбурге, в Германии, листья некоторых деревьев содержат такую высокую концентрацию тяжелых металлов, получаемых ими из мусоросжигательных печей, что сами эти листья следует сжечь.

Повторное использование отходов может дать ощущение, что для окружающей среды делается что-то хорошее, поскольку кучи мусора, как кажется, «исчезают». Но во многих случаях эти отходы — и все токсины и загрязняющие вещества, которые в них содержатся, — просто перемещаются в другое место.

В некоторых развивающихся странах нечистоты повторно перерабатывают в еду для животных, но при существующей технологии очистки сточных вод осадок содержит химические вещества и не может служить здоровой пищей ни для какого животного.

Если материалы специально не предназначены для того, чтобы в конце концов стать пищей для природы, компостирование тоже может создавать проблемы. Когда так называемые биоразлагаемые городские отходы, включая упаковку и бумагу, компостируются, химикаты и токсины, содержащиеся в этих материалах, могут попасть в окружающую среду.

А что насчет вторичной переработки (recycling)?

Как мы уже отмечали, ресайклинг по большей части оказывается даунсайклингом (downcycling) — переработкой с получением продукции низшего качества. Когда пластик подвергается переработке, он смешивается с другими пластиками; в результате получается гибрид более низкого качества, из которого станут отливать что-то аморфное и дешевое, вроде парковой скамейки или «лежачего полицейского».

Даунсайклинг может фактически повысить загрязнение биосферы. Краска и пластик, которые сплавляются с переработанной сталью, например, содержат вредные вещества. Дуговая электропечь, в которой переплавляется вторичная сталь для использования в строительных материалах, сейчас представляет собой мощный источник выбросов диоксина, — странный побочный эффект якобы экологичного процесса. Поскольку подвергнутые даунсайклингу материалы всех видов оказываются фактически менее полноценными, чем их предшественники, к ним часто добавляют больше химических веществ, чтобы сделать их пригодными для повторного употребления.

Творческое использование прошедших даунсайклинг материалов для новых продуктов может получить неверное направление, несмотря на благие намерения. Например, люди могут считать, что делают экологически осмысленный выбор, когда покупают или носят одежду, сделанную из волокон переработанных пластиковых бутылок. Но волокна пластиковых бутылок содержат токсины, такие как сурьма, осадок катализатора, ультрафиолетовый стабилизатор, пластификаторы и антиоксиданты, никогда не предназначавшиеся для контакта с кожей человека.

У даунсайклинга есть еще один недостаток. Он может быть дороже для бизнеса — частично еще и потому, что пробует дать материалам бóльшую продолжительность жизни, чем та, для которой они были изначально предназначены.

Экоэффективность — на первый взгляд, замечательная, даже благородная концепция, но это не стратегия долговременного успеха, потому что она недостаточно глубока. Она действует внутри той самой системы, которая изначально стала причиной проблемы, пытаясь притормозить ее моральными запретами и карательными мерами. Она представляет собой немногим больше, чем иллюзию перемен. Опора на экоэффективность в попытке спасти окружающую среду приведет, по сути дела, к своей противоположности: она позволит промышленности разрушить всё — тихо, упорно и полностью.

Откровенно говоря, экоэффективность работает только для того, чтобы сделать старую разрушительную систему немного менее разрушительной. В некоторых случаях она может стать более разорительной, потому что ее воздействие более тонко и долгосрочно. Экосистема может на самом деле иметь больше шансов снова стать здоровой и цельной после быстрого краха, оставившего незатронутыми некоторые ниши, чем после медленного, тщательно спланированного и эффективного разрушения целого.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.