Рекомендуем к прочтению

Заборы уходят в воду. Почему и кому можно застраивать берега и перекрывать доступ к воде?

Местные жители в Жебреях, Полазне, Усть-Качке, Троице, Мостовой, Хохловке не имеют полного доступа к берегам рек: натыкаются на заборы, в том числе в воде, на шлагбаумы, охрану, таблички с надписями «Частная территория. Проход и проезд запрещен». Найти свободный проход к воде и свободный от чужих заборов, пирсов, других построек кусок берега, становится проблемой. Хотя Водный кодекс устанавливает минимальную ширину береговой линии, которая должна быть доступна всем без ограничений — от 5 до 20 метров в зависимости от размера водоема.
В Прикамье, по данным Камского бассейнового водного управления, около 30 тыс. больших и малых рек общей протяженностью более 90 тыс. км. Периодически жители поселков, расположенных вдоль рек, ведут борьбу за открытые берега, за сервитуты, за доступ к воде. Люди собирают подписи, обращаются в правоохранительные и надзорные органы, к местным, краевым и федеральным властям. В большинстве случаев местные администрации не мешают, а способствуют застройке берегов. Наиболее символичные противостояния происходили в Полазне, в Жебреях. А в Троице борьба продолжается до сих пор — у совета территориального общественного самоуправления (ТОС) по данному вопросу активная позиция, они судятся по поводу незаконного, на их взгляд, захвата земельных участков и другими способами, по их словам, «противостоят градостроительному хамству».

Буква закона


Береговая полоса — это земельный участок общего использования, который располагается вдоль водного объекта. Для большинства водных объектов его ширина составляет 20 м. Ширина береговой полосы каналов, а также рек и ручьев, протяженность которых от истока до устья не более чем 10 км, составляет 5 м. Береговая полоса отсчитывается от уреза воды — береговой линии водоема. Ограничение прохода и приватизация участка, включающего береговую полосу — незаконны.
Ограничение прохода по береговой линии запрещено пунктом 8 статьи 6 Водного кодекса РФ (из запрета нет исключений). Приватизация земельных участков в пределах береговой полосы запрещена пунктом 8 статьи 27 Земельного кодекса РФ. Если закон нарушен, есть только один выход — отмена приватизации, снос забора, преграждающего проход по берегу. В Пермском крае таких историй — единицы, а заборов, перекрывающих доступ к берегу — сотни, если не тысячи. В каждом отдельном случае требуется жалоба граждан, которые считают, что ограничен доступ к воде, нарушен Водный кодекс РФ. В каждом отдельном случае надзорные и контролирующие органы проведут проверку. Не факт, что случай окажется незаконным.

Берег и часть водной акватории можно взять в аренду. Так и получаются «захваченные и застроенные берега». Распоряжаются береговыми полосами администрации муниципальных органов власти, водными акваториями — Камское БВУ или министерство природных ресурсов, лесного хозяйства и экологии Пермского края.

Полазна. Старая весёлая история
В 2011 году бывший министр природных ресурсов и экологии РФ Юрий Трутнев заявлял «Новому компаньону», что со всеми незаконными заборами по берегам в Полазне разберутся.

 

Юрий Трутнев (из публикации «Нового компаньона»):
— В районе Полазны берег застроен домами, стоят сплошные заборы, людям невозможно подойти к воде. Мы приняли следующее решение — разобраться с законностью построек. Те, которые законны, не думаю, что надо сносить — посылать бульдозеры и нарушать законные права людей. Но значительная территория огорожена заборами только на основании того, что заключены договоры о рекреационном использовании. Законодательство не предусматривает того, что такие территории могут быть использованы для строительства домов.

На том совещании договорились, что снос заборов закрепят в «плане застройки территорий Полазны», который должны были разработать и принять. «Больше ничего строить там никто не будет!» — заявил Юрий Трутнев. По его словам, было решено, «всё, что законно, оставить, всё, что незаконно убрать», причем за счет собственников. «И закончить на этом строительство на этой территории, остальную землю оставить для свободного доступа», — пояснял Трутнев. Из законных построек остались коттедж самого Юрия Трутнев с баней на воде.


Бывший участок Юрия Трутнева в Сосновом Бору (Подмосковье) тоже огорожен забором вместе с водоемом, по данным федеральных СМИ. Серебряный Бор — природный региональный памятник, особо охраняемая природная территория Москвы, находится в районе Хорошёво-Мнёвники Северо-Западного административного округа. Известен c ХII века, свое название получил от дачного поселка, построенного в начале ХХ века. Пляжи и парки Серебряного Бора являются популярным местом отдыха москвичей с 1950-х годов. Площадь Серебряного бора 328 га, из них 80 га приходится на лес, 52 га застроены, 70 га арендуются под дачи.

Жебреи. Проигранная битва
В поселке Жебреи Пермского района есть не просто заборы, ограничивающие доступ к берегу, а заборы с колючей проволокой. Местные жители пытались отбить от застройки полянку на берегу, на которой загорали, рыбачили, проводили поселковые праздники, устраивали субботники. В итоге участок всё же был застроен. Были и проверки, которые обнаружили и заборы, и пирсы. Но ничего незаконного не обнаружили.


В Жебреях находятся коттеджи и заборы известных пермских бизнесменов, чиновников, политиков, например, Игоря Беляева, Вячеслава Логинова, Владимира Плотникова.
До недавнего времени в Жебреях был открыт для всех парк Жебревель. В соучредителях «Жебревеля» Леонид Крепак (управляющий строительной группы «Мегаполис» и совладелец «Пермтуриста»), Александр Иноземцев (управляющий директор — генеральный конструктор АО «ОДК-Авиадвигатель»), Вячеслав Зубков (авторитетный бизнесмен, вице-президент всероссийской Федерации самбо), Вадим Чебыкин (бывший депутат краевого Законодательного собрания Пермского края), Александр Поляничко и ряд других пермских бизнесменов.


6 августа 2020 года руководство «Жебревеля» приняло решение закрыть доступ. По словам тех, кто пытался попасть на берег, охранники заявили, что клуб закрыт, потому что посетители оставляют после себя мусор. Сейчас пляжа для местных жителей в Жебреях нет (если они не члены элитного клуба и не захватили в свое время часть берега и водной акватории).

Троица. Борьба за каждый метр
С 2011 года жители Троицы активно отстаивают береговую полосу, выходят на пикеты, обращаются с жалобами в разные инстанции, судятся с нарушителями. Кроме того, на одном из сходов жители приняли резолюцию с требованием освободить береговую полосу шириной 20 метров по всей длине берега реки Сылва, в пределах села. Людям удалось отстоять часть берега, организовать пляж. Удалось выиграть суд у коттеджного поселка «Троицкие поляны» — суд обязал демонтировать причал, берегоукрепление и снести забор.


Последняя история началась в 2016 году на берегу реки Сылва (угол улиц Полевой и Садовой). Раньше, по словам жителей, здесь было довольно уютное место, маленький пляж, берегоукрепление из плит. Осенью 2016 года некто Валерий Вакуненко оформил сделку перераспределения земли на свою мать, и увеличил свой участок на 5 соток — с 19,3 соток до 24,4 соток. Осенью 2016 года собственник внезапно увеличившегося участка вырыл по улице Садовой канал, ведущий от реки до его земельного участка. Видимо, он предполагал плыть по этому каналу на катере прямо из дома, для этого превратил часть обычной деревенской улицы в водоем. Валерий Вакуненко является владельцем компании «Урал-59», основное направление деятельности — «деятельность стоянок для транспортных средств».

Жители села Троица собрались на берегу реки на улице Садовой, составили акт общественного земельного контроля. Осмотрели территорию, установили, что вырыт канал, демонтировано берегоукрепление, снят плодородный слой, срублены деревья.


Совет ТОС принял решение обратиться в соответствующие органы в связи с тем, что по их мнению, нарушены нормы земельного, экологического законодательства. Ведь строительные работы ведутся в прибрежной защитной полосе и водоохраной зоне Камского водохранилища. Люди сочли незаконным то, что сосед Вакуненко захватил часть улицы и береговой полосы.

В конце 2017 года в суд обратился природоохранный прокурор Пермского района, в суде люди говорили, что произошел захват улицы, береговой полосы. Но в Пермском районном суде прокуратура и жители проиграли. Решение обжаловали, и Пермский краевой суд отменил решение Пермского районного суда в феврале 2018 года. По делу было принято новое решение: признать недействительным соглашение о перераспределении земельных участков, заключенное между администрацией муниципального образования «Сылвенское сельское поселение» и Тамарой Вакуненко (матерью Валерия Вакуненко). Исключить из ЕГРН сведения о земельном участке с новым кадастровым номером, восстановить сведения о земельном участке с прежним кадастровым номером (тот участок, который был меньше на 5 соток).

Вроде, на этом можно было бы считать историю завершенной, но в 2020 году жители Троицы увидели, что на улице Садовой вновь начались работы (уже сверху), и был поставлен забор, существенно сузивший улицу. Жители обратились в Росреестр и узнали, что у участка опять новый кадастровый номер, участок вновь увеличен, а улица захвачена.


Сейчас ТОС «Троица» готовит обращения в разные инстанции, чтобы выяснить, как оформляли эту сделку, кто подписывал документы, почему уменьшили размер улицы. Борьба закончилась, борьба началась.

Открытый берег. Российское сопротивление
В России есть общественное движение за защиту берегов от застройки и заборов, называется «Открытый берег». На их сайте есть образцы жалоб о захвате и застройке берегов, перечень соответствующих органов власти, которым надо адресовать те или иные заявления. Общественники рассказывают, и как бороться с незаконным захватом берега, и как организовать волонтерскую уборку берега от мусора. Кроме того, есть «Карта захваченных берегов РФ». По данным «Открытого берега», важно действовать очень быстро и одновременно — грамотно, то есть пытаться получить максимум информации о нарушении. Оперативно сигнализировать надзорным органам о тех нарушениях, которые уже сейчас «налицо», а параллельно отправлять запросы для получения информации, важной для продолжения борьбы. По возможности обе эти задачи нужно совмещать в одном письме. Нужно быть морально готовым к тому, что одно письмо, увы, делу не поможет и заранее настраивать себя на длительную переписку. Успешных примеров у «Открытого берега» множество: выигранные суды, снесенные заборы.

Собственно, заборы
Заборы, ограничивающие свободный проход к берегу, заборы, возведенные непосредственно в воде, незаконны. Но в каждом отдельном случае разбирается суд, и собственники ограждений приводят убедительные доводы для сохранения заборов. Основной — к берегу и воде есть другие проходы, в 500 м, в 150 м, с другой стороны и так далее. Суд соглашается с этим доводом.

Если прохода к берегу реально нет, то есть арендатор берега и акватории перекрыл его наглухо (например, это полуостров), то в ход идут другие аргументы, чаще всего, связанные с «обеспечением безопасности» людей и природы. И тут снова — как решит суд. Уловок много и для такого, казалось бы, очевидно незаконного захвата берега.


Например, может выясниться, что берег и часть водной акватории взяты в аренду «для строительства берегоукрепительных сооружений». У арендатора есть проект будущего берегоукрепительного сооружения, но как долго он будет строить этот объект, не регламентируется никакими нормативно-правовыми актами. Есть деньги — строит, нет — не строит. Арендатор начинает объяснять, что пока средств нет, что работы по строительству берегоукрепительного сооружения возобновят, и забор нужен для обеспечения безопасности при проведении строительных работ. Суды находят эти аргументы убедительными.

Исправить ситуацию могли бы местные власти. Укрепляй они берега самостоятельно — и доступ бы к рекам был, и реки ухожены. В Прикамье уровень строительства гидротехнических сооружений (ГТС) — стабильно невысокий, в следующих публикациях Properm.ru расскажет об этом подробнее.

В соответствии с частью 4 статьи 22 Водного кодекса предельный срок водопользования на основании решения о предоставлении водного объекта в пользование не может составлять более чем 20 лет. Но можно заключить новый договор. Ставка платы за использование части акватории поверхностного водного объекта бассейна реки Волги на территории Пермского края в 2020 году составляет 704 тыс. рублей за 1 кв. км.

Если акватория не используется в заявленных целях, можно применить меры принудительного характера об аннулировании данного решения. Но таких случаев в Пермском крае, по данным Камского БВУ, не было.

Источник

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>